Δ

Ссылка

Иосифа Бродского арестовали в Ленинграде 12 февраля 1964. Он стал героем показательного процесса по обвинению в тунеядстве. В прессе появились статьи «Окололитературный трутень», «Тунеядцу воздается должное». 13 марта 1964 состоялся суд над поэтом. Известны слова Ахматовой по поводу суда: «Какую биографию делают нашему рыжему!»

Несмотря на то, что за поэта заступались Ахматова, Маршак, Шостакович, Сартр, Бродский был приговорен к пятилетней ссылке в Архангельскую область «с обязательным привлечением к физическому труду».

В деревню Норинская поэт приехал в апреле 1964 года. Вначале поселился в доме Таисии Пестеревой. Изба была старой постройки, в прошлом веке срубил ее прадед Таисии Ивановны. Сейчас на этом доме висит памятная доска.

Поэт жил в маленькой – всего четыре на пять шагов – комнате. В ней было холодно, из-за этого Бродскому пришлось переселиться в другой дом – избу Константина Пестерева.

В ссылке Иосиф Александрович продолжил изучать мировую литературу, в частности, английскую поэзию в подлинниках, очень много писал. Норинская стала для него освобождением от тесной питерской коммуналки, дала глоток свежего воздуха, возможность «закрыться» от суеты, осознать свое место в жизни, сосредоточиться на стихах.

“В деревне никто не сходит с ума. По темным полям здесь проходит труд. Вдоль круглых деревьев стоят дома, в которых живут, рожают и мрут. В деревне крепко сожми виски... В деревне никто не сходит с ума. С белой часовни на склоне холма, с белой часовни, аляповат и суров, смотрит в поле Иоанн Богослов. Спускаясь в деревню, посмотришь вниз - пылит почтальон-велосипедист, а ниже шумит река, паром чернеет издалека”.

Бродский был зачислен разнорабочим в совхоз “Даниловский”. В его обязанности входило навоз разгребать, камни с полей выкорчевывать, жерди для изгороди заготавливать, с трактористом озимые сеять, зерно лопатить. Вскоре стало ясно, что вклад поэта в привесы, удои и урожаи был более чем скромным, и, волоча жерди, себе на жизнь он заработать не мог. Если бы не друзья! Они отправляли ему в Норинскую деньги, консервы и книги, Анна Ахматова лично собирала посылки для опального поэта.

В Коношской библиотеке Бродский познакомился с местным знатоком литературы, ветераном Сталинградской битвы Владимиром Черномордиком. Владимир Михайлович помог поэту устроиться разъездным фотографом в Коношский комбинат бытового обслуживания.

Это сейчас от Коноши до Норинской можно доехать за двадцать минут. А в 60-е два десятка вёрст Бродский преодолевал пешком или трясся в кузове попутки. Позже ему прислали из Ленинграда велосипед, на котором поэт каждый день ездил на работу в Коношу.

Ссылка Бродского благодаря заступничеству литераторов с мировым именем закончилась гораздо раньше срока - в сентябре 1965 года поэту разрешили уехать из Норинской.